Персонажи и их взаимосвязи

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту
Узнать стоимость

Всякое явление и действие в мире мифа персонифицировано. Его осуществляют персонажи мифа. Чем больше таких действий, тем богаче и пестрее персональный ряд. Для выражения сложного смыслового содержания мифом востребовано немалое число персонажей (или одному персонажу придается много различных свойств и качеств). Однако эта пестрота поддается типологизации.

Есть общие, универсальные признаки мифологического персонажа. Перечислим их.

1. Персонаж – это живая реальность. Может быть, не всегда в полном смысле личность, то есть совершенно индивидуализированное создание, но всегда некое живое существо или, по крайней мере, отчетливо направленная сила.

2. Персонаж конкретен. Это предполагает конкретность облика, характера, свойств, направления воли или действия силы. Конкретность подчас приобретают даже абстрактные понятия (победа, раздор и т. п.), персонифицируясь (у древних греков) в образах богов: Ники, Эриды и др.

3. Качественность. Персонажи получают определение в соотношении с общими понятиями, антитезами зла и добра, тьмы и света, всемогущества, всеохватности – либо ситуационности.

Есть несколько типов персонажей, которые играют ведущие роли в мифе.

 

Высшие существа (божества)

 

Высшие существа – непременный разряд мифологических персонажей. Обычно их называют божествами. И в мифах древности это действительно олицетворенные божественные сущности. Но в современных мифах бывает и по-другому.

Итак, наиболее кратко можно определить миф как историю о боге или о богах. В мифе мир существует в присутствии богов. В мире есть явное божественное измерение. Все может быть мотивировано вмешательством богов.

Миф – средство раскрыть сущность божественного. Боговедение мифа двояко. Если оно апофатическое, то размышления человека о божестве акцентируют его непостижимость. Бог – Тайна. Являясь человеку, божество потрясает его до самых глубинных недр – и миф несет в себе след этого потрясения, этой встречи с загадкой, когда оказывается невозможно дать ясный и полный отчет о сущности высшего существа. Своеобразие такого переживания Рудольф Отто определил понятием «нуминозное». Эта идея разрабатывалась Михаилом Лифшицем; он, ссылаясь на И. В. Гете, говорил в этой связи о «демоническом», которое присутствует в мифе и определяет стихийное его становление. Нуминозное – это потрясающее и ошеломляющее, ввергающее в оторопь, в трепет, в ужас. Ролан Барт («Мифологии») замечал, что нуминозное и сегодня присутствует в мире. Повседневная жизнь полна таинственных знаков и символов, чудесных инкарнаций. Выходя за грань полезности, всё начинает мерцать таинственным и неуловимым светом. Миф стремится выразить эту тайну человеческим языком. Бог является в мифе словесными и внесловесными средствами и в том своем аспекте, который доступен для возможностей передачи.

Здесь возникает предпосылка для катафатическою боговедения. Его фундаментом является наделение высшего существа качеством совершенства. Божество – высшая сущность, высшая реальность, сущность мира. Бог в мифе существует как средоточие событий и ситуаций, связанных с ним, как абсолютный предел тех или иных качеств. Это универсальная личность. Таков бог евреев и других семитов, египтян, арийцев. У древних греков бог совершенен даже вопреки своему несовершенству.

Пути раскрытия сущности божества – фиксация его имени, разворачивание его генеалогии, биографии, сведения об его действиях, описание его явлений и качеств.

Качество Бога Библии и Корана – изначалъность. Вечность. Это творец мира, всякой твари, не исключая человека: Демиург. Бог непреходящ, властен над временем. Его бытию нет начала, нет и конца. Бог бессмертен, а если умирает, то ему обязательно назначено еще воскреснуть. Есть таинственная логика его непрерывного бытия, его поведения.

Нередко миф вводит и некоторые ограничения в характеристику божества. Часто в мифах божество обладает единством характера, привычек, поступков, побуждений. У божества иногда есть судьба (биография) – впрочем, никогда не завершенная, не связанная линейностью. Оно может вечно пребывать в установленном для него состоянии (Аполлон – в юности, Зевс – в зрелости и т. п.). Впрочем, ограничение подчас сочетается с предельной реализацией того или иного состояния. Карл Кереньи по этому поводу отмечал, что в образах богоподобных мужей, юношей и старцев греческая мифология всегда выражает не биографические факты или периоды жизни, а внутреннюю природу или сущность бога. Изображены ли они архаически в лишенной возраста зрелости, или классически – в идеализированной форме – действительный возраст этих божественных юношей или мужчин имеет прежде всего символическое значение: богатство жизни в них есть богатство смысла.

Непостижимость и совершенство приходят в неоднозначное сочетание. Подчиняется ли божество этической норме, правилу? Ограничено ли оно в своей безграничности!1 Боги ужасны и притягательны. Карают и благодетельствуют. Злы и добры. Причем либо те, либо другие – или и те и другие в одном лице. Воля божества – закон. Его закон – произвол. Именно таким образом обозначается здесь непостижимость божества. Однако нередко божества подчиняются и некоей более общей, всеохватной закономерности, связанной с благом. Мир являет собой порядок теократии. Это есть выражение совершенства. Примиряются эти два подхода на том основании, что логика божественной справедливости непостижима, и это главное.

Важный аспект высшего существа – его имя. Имя Бога неотделимо от самого Бога. Это его сущность. Дж. Бирлайн дает такой пример, фиксирующий связь имени и сущности: «Вотан, германская форма имени скандинавского бога Одина, сохраняется в современном немецком слове «wuten» («бушевать, свирепствовать»)». Именем божества нередко раскрывается сокровенный смысл связанного с ним мифа, мифической истории. Так, значение греческого мифа об Эроте и Психее определенно связано со смыслом имен этих персонажей («Эрос» – «чувственная любовь»; «псюхе» – «душа» и «бабочка»). Служение божеству означает служение его имени (в христианстве это нашло отражение в Иисусовой молитве и связанном с нею учении XX века об единении с Богом посредством его имени – имяславии). У высшего существа одно имя – и бесчисленное множество имен. Ни одно имя не может выразить его сверхименную сущность. И все имена, ведомые человеку, не выразят сущность божества, всегда есть еще некое сокровенное, неведомое Имя. Иногда и не называют имени божества. Ортодоксальные евреи не называют Бога по имени и пишут: «Б-г» (пропуск буквы создает некое зияние смысла, указывая не его неисчерпаемость и непостижимость) . Табуация имени связана с магической верой в силу его, с нежеланием его осквернить. Знание имени дает власть. Бог раскрывает свое имя избранному им человеку (Моисею) . Иногда в мифе происходит выпытывание имени высшего существа.

 


Предыдущие материалы: Следующие материалы:
Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.