Прамонотеистическая теория эволюции мифологических представлений


 

Исходная предпосылка теории – представление о реальности божества и конкретности связи его с человеком и человечеством в глубокой древности. Приверженцы этой теории – немецкие романтики Якоб Гримм, Фридрих Вильгельм Шеллинг, кардинал Вильгельм Шмидт, крупнейший русский философ Владимир Соловьев, Макс Мюллер; в России ее не так давно обосновывал также священник Александр Мень.

В этой теории начальным моментом эволюции мифологических представлений считается представление о существовании единой высшей силы, Верховного Существа, единого Бога. Якоб Гримм утверждал: за многообразием мифов, обусловленным естественными, нравственными и эстетическими факторами, таится явленная первым людям идея единого Божества.

У индоариев таким изначальным божеством признается учеными – сторонниками данной теории Дьяус, Дьяуспитар, Отец-небо. У египтян самым древним верховным божеством – не по логике поздних космогонии, а по памятникам – называют Гора. Гор – «владыка всего», «безграничный», предвечный, до небес и земли сущий, его имя неизвестно – он не подвластен магии. Старейший бог греков – Зевс. Его имя знаменательно употребляли взамен слова «бог»: это эквиваленты. Он поглощал в себе всё – и потому сначала развитой мифосистемы не было.

Подобные представления зафиксированы в современных традиционных обществах. У австралийцев – Высшее Существо. У африканцев – единое начало, небесное существо, источник нравственных законов. Такой бог интерпретируется как бог-отец.

Это первоначальное представление со временем претерпевает изменения. Причины его могут объясняться по-разному (см. версии, изложенные в обзоре символистских теорий происхождения и сущности мифа). Например, Л Мень рассуждал: мистическая интуиция древнего человека была не слабее, а, может быть, даже сильнее, чем у современного человека. Он был ближе к космосу, к Богу. Но постепенно эта мистическая интуиция начинает ослабевать, слабеет космическое чувство, чувство космического единства, пребывания в вечности, вместе с Богом. Человек отпадает от Бога. Наиболее возвышенное представление деградирует, постепенно упрощается.

Наметим некоторые векторы этой эволюции.

Процесс можно охарактеризовать как расщепление единого представления. Как результат формируется политеистическая мифосистема. Кэмбриджский ученый Ральф Кэдворт (XVII в.) писал, что Бог многосторонен, потому что к каждой стороне мира обращен как бы иным ликом. У каждого из таких ликов может быть особое имя. С течением времени эти имена становятся именами отдельных богов, откуда и появляется многобожие. Фридрих Кройцер (нач. XIX в.) полагал: миф стал результатом представления о боге – либо пантеистического, либо эманационного (Бог, нисходя в мир, воплощается во множество конечных ликов: манифестаций и инкарнаций его бесконечной сущности). Постепенно элементы перестают подчиняться объединяющей идее, целое рассыпается, единство уступает, отступает. Множественность выходит на первый план. Это – омрачение первично познанного. «Мифология – это разбредшийся, разложившийся монотеизм» (Ф. В. И. Шеллинг).

Божество перестает быть абсолютным пределом совершенства. Степень его совершенства снижается. Происходит, в частности, натурализация божества. Горизонт человека становится ниже. Космический масштаб Теоса сокращается до пределов окружающей человека среды («природы»). Появляются образы природных божеств, воплощений стихий. Обожествление природы приводит к появлению образа Богини – всеобщей Матери. Боги – ее дети.

Еще одна тенденция – антропологизация божества. Часто божественное принимает облик и манеры людей, в том числе с их изъянами и пороками. Фридрих Шлегель критиковал древних греков: их мифы оказались в антропологическом тупике. Олимпийские «боги – это просто люди, почти без всякой символичности и соотнесенности с бесконечным»; миф же должен передавать бесконечное в конечном – и этот парадокс есть организующая его сила.

Божество иногда утрачивает позитивное качество абсолютного совершенства. Оно уже может восприниматься как враг, соперник, конкурент. Возникает желание овладеть его силами и поставить их себе на службу: причина и исток магической практики. Старые, забываемые божества иногда превращаются в мифологических представлениях в духов и демонов, врагов богов. Такая логика привела, например, у древних арийских народов к разделению высших существ на дева и асуров в Индии, дивов (дэвов) и ахуров в Иране.

Социализация божества. Начинается присвоение богов родом, племенем. Все представления иногда концентрируются вокруг идеи о первом, необычайном первопредке. Это может быть Первоадам: прародитель, общий отец рода, племени, родовая матрица – социальный заместитель бога. В мифологических представлениях появляются и тотемические первопредки (концепция протототемизма (Ад. Иенсен, Э. Шлезир): представления о божественном хозяине зверей затем переносятся на человеческую группу родства). Племенные, народные боги отныне – источник межплеменной розни.

Таким образом, в целом история эволюции мифологических представлений истолкована как процесс регресса духа, хотя он и сопровождается иногда прорывами в суть вещей. Возможность возвращения к радикальному монотеизму, впрочем, также не исключается, но на сравнительно поздней стадии духовной эволюции (Библия, Коран).

 


Предыдущие материалы: Следующие материалы:
Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.