Постмодернистская модель мира в украинской и мировой интерпретациях


Ведущим в новом постиндустриальном обществе становится постмодернизм (с 1970-х годов). Поворот от модернизма к постмодернизму связывается с эпохальной заменой европоцентричности глобальной полицентричнистю, появлением постколониального мира. Критика со стороны И. Пригожина и его брюссельской школы классической научной картины как сферы тотального детерминизма и каузуальности, а также квантово-релятивистского неклассического естествознания способствует формированию представлений о постнеклассической науки как о вероятностным систему с низким коэффициентом вероятности, что соответствует образу мира как совокупности нелинейных процессов. Термодинамика неравновесных процессов, синергетическая теория диссипативных структур, которой обосновывается концепция возникновение порядка из динамического хаоса как с потенциальной сверхсложной упорядоченности, повлияла на утверждение холистического, целостного мышления. Точки роста нового знания возникают на стыках наук. Постепенно формируется идея ценности экологической индустрии, человеческого качества науки.
В постиндустриальном, постколониальном обществе испытывают деконструкции традиционные ценности - власть, деньги, производство, а важнейшим товаром становится информация. Развитие кибернетики и системных исследований приводит к изменению эталона порядке с "механизма" на "организм", способного к динамике и осложнения, к продолжению внутренних процессов после прекращения внешних воздействий. Степени его упорядоченности выступает информация, которая обеспечивает на некоторое время постоянство подвижной системы. Синергетическая картина мира формируется в сутки персональных компьютеров, массового телевидения и видео, Интернета, транснациональных корпораций и государственных объединений, единых денежных единиц. Постмодернизм обозначает переход от антропоцентризма к универсализму с религиозным, культурным, экологическим экуменизмом.
Характерными чертами постмодернизма является деканонизация традиционных ценностей, деконструкция эстетического субъекта, стилевой синкретизм, интертекстуальность, цитатность как метод художественного творчества, фрагментарность и принцип монтажа, иронизм, пародийность, гедонизм, эстетизация безобразного, смешение высоких и низких жанров, театрализация всех сфер культурного бытия , репродуктивность и тиражирование, ориентация на потребительскую эстетику, заимствования принципов информационных технологий. В культуре постмодернизма сочетаются толерантность, плюралистичнисть, открытость, антитоталитарнисть как отрицание власти над природой и личностью и одновременно - утрата ценностных критериев, эмоциональности, цинизм, поверхностность, эстетическая вторичность.
Реакцией постмодернизма на модернистскую концепцию мира как хаоса становится освоение этого хаоса, превращения его в среду обитания человека. Если фундамент классической традиции составляли образность, иерархия ценностей, субъектность, то постмодернизм опирается на внешнюю "зробленисть", конструирование, антииерархичнисть, обьектнисть. Если идеалом модернизма была свобода самовыражения художника, то постмодернист, уверенный в хаотичности окружающей информационного мира, предпочитает манипуляции уже известными чужими кодами. В постмодернизме авангардистские установке на новизну противостоит желание овладеть опыт мировой культуры путем ее ироничного цитирования. Постмодернизм откровенно утверждает, что текст не отражает реальности, а творит новую реальность (действительность не оказывается, существуют только тексты). Восприятие мира как грандиозного свалки накопленных человечеством артефактов, традиций, образов, стилей при условии того, что нет системы координат, принципиальной иерархии ценностей, превращает художественный текст на случайный бриколаж, который постулирует хаос как способ организации.
Формы пастиш (попурри, коллаж), палимпсест наслоения различных текстов), гипертекста (аналог компьютерной литературы, которую можно читать с любого места, заменяя события, героев) выступают моделями сосуществования в различных культурных системах, в плюралистическом мире (роман "Имя розы" итальянца У. Эко, роман "Хазарский словарь" серба М. Павича, произведения "Роман" и "Норма" россиянина В. Сорокина). Знаменитый садовый ансамбль "Маленькая Спарта" (архитектор Ж. Финли) в ироническом синтезе японского сада камней и европейского романтического парка с павильонами и руинами создает в контексте общего экологизма союз нравственности и развлекательности, искусства и туризма.
Исследователи отмечают, что украинский постмодернизм является вторичным явлением по западного, поскольку не вырастает на почве глобальной информатизации общества. Его пространством преобразований становятся прежде возрожденные содержания национальной традиции, в частности барочной, классицистической, романтической, авангардной. Для деятельности литературных групп Бу-Ба-Бу, Лу-Го-Сад, "Новая дегенерация", "Пропала грамота" характерно карнавальное шутовство, в котором иронической трансформации подвергаются устоявшиеся ценности. Герои романов Ю. Андруховича "Рекреации", "Московиада", "Перверзия", книг О. Забужко профанируют мир скорее от неспособности найти общий друг с другом, их плетение словес - скорее способ скрыть порожнисть обыденности их бытия. Однако та же ирония порождает жизнеутверждающую стихию народного карнавала, как в спектакле "Энеида" в театре им. И. Франко в Киеве.
В постмодернизме усиливается ощущение того, что "будущее было вчера": из глубины прошлого всплывают образы и формы, которые перекомпоновують современные художники. Интерпретации вытесняют новации. Время как одновременность множественности времен становится философским основанием цикличности человеческой истории. Представление о времени как оборотный континуум, в котором прошлое и будущее существуют одновременно, возродило интерес к старым сооружений в исторических центрах городов, замедлило процесс разрушения их.
Постмодернизм размывает границы между литературой и философией, историей и кино, театром и музыкой, осуществляет эрозию жанров и стилей, что обусловило усиление интеллектуальности в творчестве и одновременно привело к возникновению принципиальной "радостности текста", стремление к удовольствию, атрактивности. Начинается процесс синтезирования элитарной и массовой культур. Неискушенный зритель фильма К. Тарантино "Бульварное чтиво" будет в восторге от погонь, стрельбы и комизма, элитарный будет смаковать интертекст и гипертексты. Новая галерея в Штутгарте (архитектор Дж.Стерлинг) является одновременно захватывающим аттракционом для обывателя и сложной кроскультурного цитатой для знатока (парафразы дворца в Кноссе, классицистских сооружений, романской архитектуры.
Перенос акцента с творчества автора на творчество зрителя требует принципиальной способности второго к интерпретации, к пониманию множественности смыслов текста, то есть соответствующего интеллектуального, эстетического, духовного опыта. Содержание постмодернистского произведения возникает лишь в акте его непосредственного восприятия, а творчество автора требует признания "сегодня и сейчас", соответствующей рекламы. Симулякр, имидж занимает место, которое традиционно принадлежало образа. "Look" как то, чем хотим казаться, что можно менять в зависимости от ситуации, заменяет собой "style" как то, какими мы есть в действительности. Симулякры перекомбиновують традиционные эстетические коды по принципам рекламы, конструируют объекты творчества как новомодные новинки, провоцируют дизайнизацию искусства, акцентируя на создании потребительского среды вещей, привлекающий всеобщее внимание к созданию визуального пространства и, соответственно, доминантными становятся визуальные искусства.
Становление новой культурной парадигмы является попыткой поисков выхода из новейшей кризиса ценностей. Постмодернизм связывает будущее с признанием альтернативности, изменчивости, полифоничности развития универсума и открытости как его уникальной и неотъемлемой части к постоянным трансформациям. В XX в. миллионное тиражирование произведений искусства, возникновения "виртуальных музеев" на интернетовских сайтах, развитие международной выставочной деятельности, просветительского туризма, присутствие элитарных текстов в бытовой рекламе и дизайне привлекают к миру культуры массового потребителя, что превращает наш мир в "музей без стен" (по выражению А. Мальро). Это, с одной стороны, бесспорно релятивизуе привычные культурные ориентиры, порождает персоналистски растерянность, однако, с другой стороны, стимулирует рост индивидуального культурного потенциала каждого путем приобщения к многоцветного мира множественности человеческих ценностей. Культурологическая образование в этом контексте может восприниматься как механизм овладения целостности мира и целостности человека в нем.


Предыдущие материалы: Следующие материалы: