Материальная культура


Под материальной культурой традиционно понимается совокупность вещей, устройств, сооружений, т.е. искусственно сотворенный человеком предметный мир. Иногда его называют «второй природой». Однако артефакты— лишь одна из граней объемного тела материальной культуры — продуктивно-предметная грань. Наряду с ней выделяют процессы, средства и способы создания и потребления названных продуктов — технологическую грань, а также техническую культуру самих создателей и потребителей предметного мира или его фрагментов — субъектную грань. Материальная культура имеет не только качественно разные грани, но и количественно различные срезы. Она может быть рассмотрена на разных уровнях: от единичных предметов, процессов и людей до глобальных цивилизаций [1].

Курс «Материальная культура» содержит исходные, базовые сведения об изучаемом объекте; он должен приобщить слушателей к соответствующей проблематике и литературе, пробудить интерес к самостоятельному анализу, привить начальные методические навыки научной работы. Курс строится как исследование, проводимое совместно со слушателями, и включает в себя два лекционных раздела: теоретико-методологические предпосылки, необходимые для продуктивного осмысленного разговора, и рассмотрение эволюции материальной культуры, позволяющее ощутить ее предметно.

Теоретический раздел, рассчитанный на 10 лекций, начинается с установления исходных понятий, без чего любые рассуждения, особенно в малоисследованных сферах, оказываются бессодержательными (даже при внешней глубокомысленности). Для начала из многочисленных толкований культуры выбирается ее философское понимание, выявляется место материально-предметной культуры как целого в системе бытия [2], ее координаты в море всей культуры. Далее дается представление о «молекуле» предметного мира — единичном предмете и его необходимых элементах: содержании, форме, функциях, структуре, облике и их взаимосвязях. Наконец, определяется понимание теории как совокупности знаний о сущности и основных закономерностях изучаемого явления, рассматриваются необходимые компоненты подобной теории вообще и теории материальной культуры в частности (объект и предмет исследования, метод и язык, результаты и выходы), а также принципиальные взаимодействия теории с историей, методикой и практикой. Только уяснив хотя бы в самых общих чертах, о чем пойдет речь, т.е. объект предстоящего осмысления, можно приступить к следующему необходимому этапу разумного исследования — к выяснению того, что уже известно об этом объекте.

Осмысление предметной культуры осуществлялось человечеством на разных уровнях и в различных плоскостях, начиная с философских экскурсов мыслителей античности, затрагивавших прежде всего вопросы об исходных началах материального мира или о соотношении в нем пользы и красоты, и кончая многочисленными попытками практиков предметного творчества установить факторы, определяющие содержание и форму вещей или сооружений, наметить принципы создания этих объектов, требования к ним и т.д.

Капитальным вкладом классической философской мысли в понимание мира искусственно созданных предметов явились суждения о его осмысленной целесообразности, об отражении в нем родовой сущности человека, языке предметных форм, формировании человека посредством предметного окружения. Что касается «практического» крыла современной философии (прежде всего философии техники и философии дизайна), то оно затрагивает грешный мир лишь вскользь и мимолетно, не опускаясь до рассмотрения практических вопросов.

Значительное внимание в лекциях, естественно, уделено опыту исследования мира вещей в различных срезах культурологического поля, таких, как исторический, семиотический, социологический, аксиологический, эстетический. Знакомство с этим опытом осуществляется на материале археологии, этнографии, истории, теории техники, архитектуры, искусства и дизайна. Общая черта названных исследований — обращение исключительно к уже готовым объектам. Отсюда почти полное отсутствие проблематики, связанной с их потреблением и созданием, с принципами их формирования, т.е. с коренными вопросами, определяющими все иные стороны «жизни» вещей.

Именно эти вопросы являются основными для непосредственных созидателей материальной культуры, ее реальных фрагментов, бесчисленных вещей. Поэтому практики вынуждены самостоятельно решать соответствующие проблемы. Однако они делают это, как правило, оставаясь на уровне эмпирических обобщений. Отдельные попытки, например деятелей архитектуры и дизайна, подняться до научного анализа осуществлялись методом суммирования фактов и авторитетных суждений (так называемый комплексный подход) и привели лишь к составлению многочисленных наборов правдоподобных факторов, условий, требований, принципов и т.п., к их произвольному комбинированию, сокращению или дополнению в зависимости от объективных и субъективных обстоятельств.

В результате анализа существующей ситуации выявляется разрыв между потребностью современной практики предметного творчества, а также ее осмысления и оценивания, в четком, научно обоснованном представлении о соответствующих закономерностях, с одной стороны, и наличным знанием о них — с другой. Таким образом, ситуация оказывается проблемной. В снятии указанного разрыва, в решении проблемы и состоит стержневая исследовательская цель занятий [3], движение к которой, как уже отмечено, предполагает непосредственное участие слушателей, приобщаемых к особенностям подобной работы. По ходу такого движения реализуются и указанные выше учебные цели курса.

Так предстают в общих чертах и объект исследования, и цель, и намерение совместно двигаться к ней. Но как это сделать? Выбор пути, по мысли Гегеля, уже наука. Он начинается с постановки вопроса, которая для теоретика предполагает максимальное уточнение объекта, предмета и метода исследования.

Особенностью избранного понимания объекта изучения — материальной культуры, или предметного мира, является системное представление о его многогранности и разноуровневости. Выбор плоскости рассмотрения и уровня обобщения каждый раз зависит от особенностей цели, или предмета исследования. Поскольку имеется в виду материальная культура как система, то адекватным методом оказывается системный подход. Его исходный принцип — движение от целого — предопределяет первоочередность представления предметного мира в целом, раскрытие сущности, которая складывается из природы явления, его специфики и типологии. Однако предмет теории — не только сущность, но и общие закономерности изучаемого явления. И здесь системная постановка вопроса предполагает рассмотрение не случайных закономерностей и своеобразия различных культур или сфер предметного мира, а сущностных черт исследуемого обобщенного объекта и общих закономерностей [4], причем не отдельно взятых, а представляющих собой систему. Наконец, системный подход при рассмотрении любого объекта предполагает учет трех основных взаимосвязанных плоскостей: предметно-структурной, функциональной и исторической. В теоретическом разделе на основе сконцентрированных историческими науками знаний о практике осуществляется структурно-функциональный анализ нашего объекта.

При непосредственном исследовании контурно обозначенный в море культуры «континент» предметного мира рассматривается с целью установить его так сказать «сущность первого порядка», природу и специфику его существования — строение, «рельеф», «климатические зоны». Для этого он прежде всего изучается в пространственно-временном континууме — в онтологической плоскости. Такой анализ обнаруживает спектр обобщенных объектов, основных форм существования на оси «статика— динамика»:

Плоскостные предметы

Объемные предметы

Предметная среда

Опредмеченные процессы

В этом спектре полярные начала — плоскость и процесс — взаимно диффундируют.

Однако любой из обобщенных объектов может быть различным по содержательной направленности и соответственно по структурной организованности. Эта направленность определяет характер существования вещи и процессов ее формирования. Ясность в данном вопросе, особенно необходимая для проектной и экспертной практики, может быть установлена лишь путем функционального анализа. В движении от общего устанавливается зона материально-предметной деятельности и ее продуктов в целостном пространстве функций культуры [5]. Выясняется, что вся эта зона представляет собой спектр переходных форм между полюсами практической полезности и художественной выразительности, в котором отчетливо выделяются принципиально различные типы предметов и соответствующих характеру их функционирования методов созидания, критериев оценки, представлений о красоте и т.д.

Особое внимание в лекциях уделено самым сложным для осмысления типам предметного творчества, наиболее отчетливо совмещающим практическое и художественное начала, архитектоническим искусствам, раскрытию своеобразия их видов, содержания и формы их продуктов. Графическое пересечение намеченных спектров дает поле необходимых и достаточных объектов предметной культуры. Каждая ячейка полученной матрицы характеризуется, во-первых, по способу существования в пространственно-временном континууме и, во-вторых, с точки зрения взаимодействия в объекте практического и художественного начал.

Далее встает вопрос о более глубокой сущности материальной культуры — о закономерностях, направляющих все процессы, через которые проходит предмет в течение своей «жизни», которым должна в идеале отвечать его форма и которые, следовательно, должны учитывать создатели элементов предметной среды, а также эксперты, оценивающие результаты работы, и, разумеется, исследователи материальной культуры. Выявить такие процессы и соответствующие сферы предметной деятельности, т.е. установить цикл формирования вещей или их комплексов, доказательно представить необходимые и достаточные факторы, определяющие содержание и форму предметов различного типа, установить взаимодействия таких факторов с предметами, т.е. структурные модели предметосозидания, и т.п. позволяет структурный анализ. Однако возможности структурно-предметного рассмотрения ограничены. Оно выясняет состав элементов изучаемого объекта и связи таких элементов (внешние и внутренние) с данным объектом, т.е. застывшие структуры. Чтобы наполнить полученные связи жизненным содержанием, движением, установить характер скрытых за ними отношений, необходим функциональный анализ. Он позволяет выявить не только связи, а закономерности, т.е. устойчивые отношения, столь важные для понимания глубинной сущности изучаемого явления [6].

Положения, полученные в теоретическом разделе, последовательно проводятся через весь курс, в частности, они дают твердое основание для анализа эволюции материальной культуры.

Исторический раздел, рассчитанный на 48 лекционных часов, также начинается с постановки вопроса и осмысления исходной методологической позиции. Здесь в качестве объекта рассмотрения выступает процесс эволюции материальной культуры, а в качестве предмета исследования — общие закономерности такой эволюции.

Данному предмету исследования адекватен логический метод, позволяющий, во-первых, абстрагироваться от безбрежного многообразия конкретных эмпирических фактов, прослеживая лишь общую логику событий, и, во-вторых, выбрать характерные точки в эволюции объекта, где соответствующие закономерности наиболее обнажены. Исторически последовательный ряд подобных точек образует пунктирную линию развития материально-предметной культуры, взятой в целом. Исходная точка такой линии — акт возникновения. Этому вопросу посвящена лекция раздела, в которой в соответствии с данными современной науки прослеживается качественное развитие материи в космическом масштабе, формирование биосферы, естественный выход культуры из природы, наследование, сохранение и усложнение в предметном мире природных закономерностей и функций, зародившихся в природе, синкретичность первых искусственных предметов, явившихся желудем, из которого выросло могучее и бесконечно многообразное дерево культуры.

Далее возникает вопрос о выделении для начала максимально обобщенных этапов развития мировой культуры — ее прошлого, настоящего и будущего. Современное понимание этого вопроса прямо или косвенно исходит из признания того факта, что звеном, определяющим уровень и особенности материальной культуры (а также всей культуры, развивающейся на этом основании), служит господствующий способ обработки исходных материалов. Именно он, а не региональные, национальные, этнические, религиозные и другие выдвигаемые на эту роль признаки, позволяет специалистам различных убеждений единодушно выделять основные укрупненные этапы (типы культуры) в истории человечества:

  • прошедший этап ручного труда;
  • господствующий ныне этап машинного производства;
  • набирающий силу этап информационного формирования «второй природы».

Эта трехступенчатая схема определяет структуру исторического раздела, суть которого, в соответствии с намеченной постановкой вопроса, в особом интересе к повторяющимся в ходе истории устойчивым отношениям — закономерностям, в прослеживании их проявлений и развития на материале различных эпох. Необходимой базой для подобных наблюдений и обобщений, конечно же, служат сведения, добытые археологией, этнографией, историей производственных и общественных отношений, историей техники, архитектуры, искусства, дизайна. Со своей стороны, культурология как философская дисциплина обязана дать названным наукам, занимающимся, как правило, конкретными фрагментами материальной культуры, столь нужное им обобщенное представление о скрытых механизмах ее развития, об их работе не только на трех глобальных этапах, но и на более конкретных участках исторического пути. Тут выступает следующая методологическая задача — выбор принципов наблюдения, выделения, описания и сопоставления таких участков. Для исторических наук (и даже для документальных хроник) традиционно характерен свободный авторский выбор позиций, фактов и освещаемых аспектов. Такой подход исключает корректное сопоставление исторических картин, даже написанных одним автором.

В курсе приняты за основу два принципа. Во-первых, представленный выше логический метод рассмотрения, позволяющий прослеживать логику событий, а также выбирать характерные точки в линии развития объекта. Во-вторых, постоянная структура анализа — обоснованный состав и последовательное соблюдение единых существенных плоскостей рассмотрения любых точек эволюции. Полученные в теоретическом разделе положения предопределяют присутствие в этой структуре четырех следующих плоскостей:

1.    плоскости элементов, или объективных факторов, обусловливающих содержание и форму материальных объектов (вещей, сооружений, их систем, фрагментов предметной среды);

2.    плоскости соотношения в объекте полярных функций (практической и художественной), определяющих суть материального объекта и всех процессов его «жизни»;

3.    плоскости цикла предметной деятельности, где проясняются характер и соотношение общественных сфер, во многом определяющих объект (потребления, планирования, проектирования, производства, оценивания, обучения, осмысления);

4.    плоскости профессиональной рефлексии представителей соответствующих исторических эпох, где обрисовывается круг актуальных тогда проблем, характер и способы их решения.

Названные срезы анализа в своем взаимодействии дают сущностное и достаточно объемное представление о состоянии материальной культуры в каждой рассматриваемой точке эволюционной линии. Последовательное соблюдение единой структуры анализа в качестве его стержня позволяет корректно сопоставлять любые интересующие нас участки истории и таким образом обнажать происходящие изменения [7].


Предыдущие материалы: Следующие материалы: