Массовая и элитарная культура


На современном этапе развития культуры достаточной выраженности приобретают две ее разновидности - элитарная и массовая культура.
Как отмечает Н. Смелзер, к высокой (элитарной) культуры вошли классические музыка, живопись, литература, созданные специалистами высокого класса для состоятельных слоев общества (элиты). Причиной выделения этого понятия стало появление и широкое распространение новых образцов так называемого "массового искусства" и попытка отделить, противопоставить элитарные виды культуры массовым ее образцам. Понятие "элитарного" искусства вводится в обращение в конце XVIII в. (Хотя сам по себе разделение искусства на массовое и элитарное и соответственно дифференциация публики произошли значительно раньше). Элитарное выступает как продукт для опытных знатоков, массовое - для обычных, рядовых читателей, слушателей, зрителей.
Формирование массового искусства значительным образом связано с ростом городского населения. В этот период возникают новые, городские по происхождению, жанры искусства. Они уже не связаны функционально ни с сезонными сельскими работами, ни с крестьянским бытом, ни с церковными богослужениями, а призваны удовлетворить собственно эстетические потребности человека. Среди массовых форм искусства преобладающего значения приобретают такие, которые ориентируются на отдых, развлечение, развлекательное чтение. При этом произведения, выступавшие в качестве эталона массового искусства, находили связь с фольклорными, мифологическими, лубочными построениями, которые существовали задолго до этих указанных общественных процессов.
Социальная ситуация конца XIX - нач. XX века, в которой получили новую жизнь древние метафорические образы, сюжетные мотивы, и композиционные формулы, оказалась принципиально новой. Прежде она была связана с радикальным взрывом в истории развития человеческого общества, резким изменением темпов и ритмов жизни цивилизации, породивших феномен массового общества и массового человека. Осмыслению данного процесса посвященный массив исследовательской литературы, в которой отмечается вся острота процессов поляризации большинства и меньшинства в XX в. Попытки осмыслить проблему "человек - масса" делаются, в частности, известными философами Х. Ортегой-и-Гассета ("Бунт масс"), К. Я. ("Духовная ситуация эпохи"), Р. Гвардини ("Конец нового времени").
Главным обстоятельством, обусловила своеобразие ситуации на рубеже XIX-XX века, было колоссальный рост народонаселения, повлекшее резкое изменение в условиях человеческого существования и существенно повлияло и на судьбу духовной, в том числе художественной, творчества. Как заметил Х. Ортега-и-Гассет, в массу вдохнули силу современного прогресса, но забыли о духе. Массовая человек, ощутив свою победу, ощутив свое большинство, ощущает себя совершенным. Человеку незаурядному для этого требуется недюжинная высокомерие. Если вся архаическая культура пыталась преодолеть архаические черты, заложенные в природе человека, поднять и одухотворить ее, то в XX в. вся архаика выступила без маски. Архаические черты, живущих в глубине человека, празднуют свою победу в феномене массового искусства.
Путь человека к самому себе, к обретению собственной индивидуальности всегда связан с усилием по преодолению стереотипов, нежеланием оставаться в рамках достигнутого. Именно те трудности, которые мешают человеку осуществиться, будят и напрягают его силы и способности. Масса же отличается удивительной ленью, нежеланием напрягаться, чтобы проникнуть в специфику языка искусства, постичь неоднозначность изображаемых в нем процессов.
На процесс порождения феномена массового человека и массового искусства существенным образом повлиял и бурное развитие средств массовой коммуникации, позволил приобщить к искусству большое количество населения. Народная культура, в которую входили сказки, фольклор, песни и мифы, принадлежала бедным. Но с появлением средств массовой информации (радио, массовых печатных изданий, телевидения) произошло стирание границ между высокой и народной культурами, в результате чего возникла массовая культура, не связанная с региональными, религиозными или классовыми субкультурами. Это изменяет условия культурной жизни, ломает вековые формы существования традиционных видов искусства. Культура становится массовой, когда ее продукты стандартизируются и распространяют среди широкой публики.
Некоторые исследователи отмечают, что высокая степень стандартизации, которая присуща продуктам массовой культуры, позволяет человеку отдохнуть и отойти от действительности, не напрягаясь. Кроме того, стандартные конструкты, скажем, любовных историй или детективов, формируют определенные ожидания и, как следствие, возникновение чувства удовлетворенности и комфорта, которые напрямую связаны с процессом постижения уже знакомых форм. Оригинальность приветствуется только в том случае, когда она подтверждает ожидаемые переживания, существенно не меняя их, как это происходит в произведениях наиболее выдающихся мастеров этого жанра (А. Конан Дойля, М. Митчелл, А. Кристи, С. Кинга и др.).
Массовые формы требуют построения яркого действа и эффектной сюжетности; они успешно эксплуатируют элементы опасности, насилия, секса, вызывая интенсивное и немедленное переживание. Массовое искусство определенной степени удовлетворяет потребность человека в ярком эмоциональном мире, в переживании высокой амплитуды чувств, превосходящих рутинность и заорганизованность повседневной жизни.
О важности этой проблемы в наше время писал Р. Гвардини, отмечавшего дефицит переживаний современного человека, дефицит безпосередньости живого чувства. В этом отношении массовое искусство способно играть существенную роль, не заставляя человека рефлексировать по поводу собственных мотиваций и опыта, предоставляя возможность расслабиться в созерцании чувственно "сфокусированного" целостного и упорядоченного мира.
Психоаналитики обнаруживают, что жизнь в художественном мире массовых форм не требует осознания своих скрытых мотиваций. Так, например, детектив позволяет представить ужасное преступление, не признавая собственных импульсов, которые могли бы привести к нему. В результате массовые жанры подкрепляют уже существующие социальные ориентации и установки, подменяя художественными моделями нерешенность и неоднозначность большинства реальных проблем, а художественная стереотипность позволяет разрядить напряжение, способствует укреплению веры в "етикетнисть" всего существующего, хотя бы на воображаемом уровне.
***
Еще одной стороной бытования массовой и элитарной культуры является функционирование и развитие художественных произведений в условиях рынка. Резкое снижение государственных дотаций театра, кинематографа, художественным музеям обострило ряд проблем, а именно: художественная практика в издательском деле, кинематографе, театре столкнулась с тем, что жизнеспособность всех перечисленных творческих институтов, их благополучие, уровень профессионального и технического развития определяют не элитарные достижения, а произведения массового спроса. Издатель соприкасается с необходимостью выдать большее количество "средней" литературы для того, чтобы иметь возможность опубликовать классику. Подобные процессы разворачиваются также в кинематографе и театре.
Для изучения степени рентабельности искусства были разработаны достаточно точные критерии. Так, специалистам хорошо известно, что, например, массовый успех кинокартины полностью определяется в первые три месяца ее демонстрации на территории всей страны. То же касается литературной беллетристики и эстрадной песни, для которой этот термин обмежуться первым месяцем после ее выпуска в прокат. Отсюда и всевозможные механизмы "раскрутки" певцов, писателей, поэтов, художников, выступающих уже не как случайные, эпизодические, а как необходимый цепь бытования искусства в условиях рынка.
Сложные процессы современного функционирования массового искусства является подтверждением известной формуле: "искусство дает каждому столько, сколько человек способен от него взять". "Многообразие художественных практик, дифференциация (порой очень резкая) аудитории зрителей, читателей, слушателей не перечеркивают, а, наоборот, пидверджують гуманистическую природу искусства, гибко откликается на любые личные вкусы и предпочтения и предоставляет человеку возможности как социализации так и индивидуации" .
Однако ни одна общественная культура не может обходиться без интеллектуальной верхушки: при отсутствии такого общество заполонит волна массовой культуры. Интеллектуальный уровень культуры поддерживает элитарность, которая выполняет в обществе роль культурного лидера. Главным позитивным признаком элитарной культуры является обеспечение прогрессивного развития культуры, создание новых культурных ценностей, а, следовательно, расширение культурного диапазона национальной и мировой культуры
Как уже отмечалось выше, для адекватного восприятия элитарной культуры необходима специальная подготовка, овладение определенным запасом культурных знаний и навыков, которые не приходят сами по себе. Еще А. П. Чехов, характеризуя "сползания" культуры к простонародного уровня, где она начинает смыкаться с массовой, писал: "нужно не Гоголя опускать до народа, а народ поднимать к Гоголю". Так, например, музыка Бетховена, картина Пикассо, психоаналитическая теория З. Фрейда и другое свое время были безусловно элитарными, но с развитием общей культуры народа, под влиянием пропаганды, под действием системы образования и т.п. постепенно во многом свою элитарность потеряли, перешли к разряду общеупотребительных и понятных. Именно поэтому проблема воспитания художественных вкусов, задание образцов элитарной культуры для подражания, использование механизма действия массовой культуры для пропаганды высокой культуры является важной задачей в воспитании духовного мира современного человека.


Предыдущие материалы: Следующие материалы: