Культурное единство природы и человека


Природа - в широком смысле - все настоящее, весь мир во всем многообразии его форм. В культурологии понятие природы употребляется для обозначения не только естественных, но и созданных человеком материальных условий его существования, так называемая вторая природа. Реальной основой отношения человека к природе является ее преобразующая деятельность, окультуривание природы. До начала современной научно-технической революции влияние человека на природу имел экстенсивный характер, то есть ставка делалась на увеличение объема полученных от природы ресурсов. Такое вторжение в природу имело негативный характер. Сегодня четко наметился переход к интенсивному природопользования, т.е. на смену идеи абсолютного господства пришла идея партнерских отношений.
Человек культуры - собирательный образ, используемый в культурологии для фиксации всего многообразия историко-культурных традиций и новаций, деятельностных интенций и духовных устремлений, мировоззренческих парадигм той или иной эпохи в литературном герое. В образе человека культуры, как правило, сочетаются этические нормы и эстетическое отношение к действительности. Исходя из этого, принято говорить о человеке античной культуры, человека культуры Возрождения, человека культуры средневековья, человека культуры Нового времени и т.д. Для каждой эпохи человек культуры - это идеал ее положения в мире: древний грек видел этот идеал в «герои», «философии»; римлянин - в «гражданине», средневековый житель - в «праведнику», а в эпоху Возрождения им была «универсальная человек »и т.д. В отечественной культуре идеалом национально-культурного типа является борец за веру, подвижник, страдалец за истину.
Культура и природа - это две соотнесены друг с другом реальности. Они взаимно предполагают друг друга. Поэтому при любом определении, уточнены, интерпретации того, что такое культура, без обращения к природе не обойтись. Наиболее общее определение культуры так и говорит: культура - это вторая природа, или сверхъестественное реальность, которая предполагает преобразование природы человеком. В таком общем виде (разумеется, предварительном недостаточном самом по себе) определение культуры не противоречит разным и даже несовместимым культурологическим концепциям. В частности, оно отвечает как религиозной, так и безрелигиозном подходам к культуре.
Если обратиться к светской мысли, к осмыслению соотнесенности культуры и природы в новоевропейской науке и философии, то наиболее широко признанной и распространенной является точка зрения, согласно которой между культурой и природой НЕТ непреодоленной границы. Они создают единую, всеобъемлющую реальность - мир, универсум и т.д. Генетически природа предшествует появлению культуры так же, как появление человека предшествует появление жизни, не говоря уже о неживой природе. Человек возник в процессе эволюции живой природы, ее развития от простейших организмов до приматов - непосредственных предшественников человека. Но все дело в том, что возникновение человека не было очередным звеном эволюционного развития, аналогичной предыдущим, если даже такая эволюция имела место. Как только появился человек - часть природы, звено в ее развитии, то очень важное выделило ее из природы, на основе чего мы только и можем противопоставлять человека природе и говорить о двух реальности: природы и культуре.
Каким образом человек трансформирует природу в культуру? Здесь необходимо иметь в виду следующий момент. Природа не является реальностью, что отменяется факту трансформации ее в культуру, она сохраняет свое существование и после своего оформления в качестве культуры. В данном случае вполне уместна аналогия соотношения живой и неживой природы. Любое растение как биологический организм обладает вместе с тем физической природой. Ее биология не отменяет растение как физическое тело. Правда, взятая как растение в своей растительной природе, она именно биологическая реальность. Как физическое тело, растение одной своей собственной спецификой не обладает. Так же феномена культуры свойственно физическое бытие.
Принадлежность какого-либо явления к культуре не отменяет его естественности. Поэтому необходимо так же говорить о природе, естественность как таковых, вичленовуються аналитически по данной человеку реальности. Самим фактом деятельностного, активного, производящего отношения к действительности человек преображает все, с чем имеет дело (не исключая самого себя). Поэтому появляется и должно быть не природа в чистом виде, природа как таковая, а природа, трансформированная человеком, который несет на себе ее отпечаток. Имеется в виду не только мир предметов, созданных человеком, и не только обжитое пространство. Не являются естественными в чистом виде и места, куда не ступала нога человека. Уже их первое восприятие накладывает на них отпечаток смыслов и значений человеческого мира, его целеполагания. Новооткрытые объекты вовлекаются сначала только на уровне сознания в человеческую деятельность. Тем самым сам факт контакта, соотнесенности человека с природой имеет тенденцию к превращению ее в человеческий мир, в культуру. Но весь парадокс заключается в том, что в орбиту культуры природа может быть втянута тогда, когда человек осознает ее природные свойства. Лес становится жильем, топливом или транспортом лишь с учетом его природных свойств. Но эти естественные свойства начинают служить неестественным закономерностям. Естественная закономерность дерева - зарождение, рост, расцвет, упадок и т.д. Человек вырывает дерево с этой закономерности и использует свойства дерева, необходимые для прохождения им своих собственных ритмов, для включения дерева в другие закономерности и ритмы. В этом заключается переход природы в культуру. Природа вне рамок культуры имеет собственное таинственную жизнь. Этой жизни навязано новое бытие в формах, нужных и удобных человеку. И природа готова воспользоваться ошибкой человека, отсутствием ее ухода, чтобы перестать быть культурой, выйти из повиновения человеку или убежать от нее ухода. Но это происходит тогда, когда природу заключено в узкие, тесные для нее пределы. Человек все-таки должна уважать в природе ее собственную жизнь, тогда ее служба, служение будут преданностью, благодарностью, внутренней свободой природы. Несмотря на то, что культура по своей глубинной сути не противостоит природе, не поднимается над ней как враждебная и негативная сила, а наоборот, представляет собой специфически человеческий способ освоения природы, в рамках самой культуры природа осваивается по-разному, с ней устанавливаются различные н 'связки. Кратко рассмотрим, о которых связи идет речь.
На примитивном уровне развития человека и общества, когда она полностью подчинена природе, ни о каких намерениях человека относительно господства над ближайшим своим окружением, конечно, не может быть и речи. В первобытных племенах охотников и собирателей культура состоит в том, чтобы вырвать (выпросить) в нее средства к существованию. И вырвать таким образом, чтобы поступления от природы носили периодический, сколько-нибудь постоянный характер. Для этого необходимо было знать повадки животных, места где росли съедобные растения и т.д. Природе в долюдяний форме человек еще не угрожала. Но природа угрожала человеку в полной мере. Если не считаться с ней, не всматриваться, не прислушиваться к ней, не подстерегать ее, природа могла раздавить человека. Поэтому культура здесь заключалась в следовании тем ритмам природы, позволяли человеку проявить свою активность. Активность эта первоначально ничего в природе не меняла. Человек пытался вести незаметно. Собрать плоды, что и так в большинстве своем высохли и сгнили. Убить животное, и так, скорее всего, вскоре не выдержала бы борьбы за существование. Короче говоря, активность человека, его производящая деятельность как бы растворялись в стихийном жизни природы, поглощались ею. Культура оставалась почти полностью включенной в ритмы растительной и животной жизни.
На следующем этапе человек заявляет о себе уже как более активная сила. Она вполне определенно накладывает свой отпечаток на природу. Теперь уже можно говорить о географии природы и культуры. О том, что на земле есть освоены, населенные и дикие, неосвоенные пространства. Освоенные территории превращаются человеком, на них не просто едва заметные следы пребывания человека - они своим личным миром человека. Конечно, зависимость от природы прежнему огромна. Но происходит принципиально важное изменение. Теперь человек зависит уже не только и не столько от того, насколько ей удается употребить то, что порождает природа, сколько от того, насколько ей удается сделать средства для жизни из природного материала. Культура на этом этапе выражается опять же в том, чтобы не вызвать воздействие на человека разрушительных природных сил. Но если раньше разрушительные силы действовали тогда, когда человек не так брал у природы, то теперь природа мстит человеку уже за то, что она не так на нее влияет, превращает ее без учета губительных последствий недальновидного преобразования. Культура, таким образом, и на первом и на втором этапе развития человека и общества состоит в том, чтобы быть способной взять у природы и не вызывать страшных для человека последствий. Но берет человек в природе в каждом случае очень по-разному. Хотя последствия могут быть сходными - уничтожение источников своего существования.
Очевидно, что первый тип соотношения природы и культуры был присущ первобытности. Второй - всем последующим этапам развития культуры. Третий этап взаимодействия человека и природы в рамках культуры - наша современность. Она характеризуется тем, что вся живая природа становится культурой, она превращена или находится в сфере преобразования. Человек современного развитого общества практически не соприкасается с природой в ее первозданном виде. Она живет в искусственной среде, которое очень часто до неузнаваемости меняет природу. Привычные естественные ритмы исчезают: дорога не считается с местностью, транспорт - с расстояниями, жилье - с плодородием окрестностей, рождение детей - со способностью матери родить продолжительность жизни - с износом организма и т.д. Производящая деятельность все меньше соответствует природным силам и ритмам. Вплоть до превращения географического ландшафта - реки возвращаются обратно, возникают искусственные моря. Собственно говоря современная эпоха является естественным продолжением предыдущей. Ее замыслы осуществляются сполна. Но культура относительно природы начинает резко сдавать позиции. Обе ее грани - больше «взять» и «меньше изменить и нарушить» - перестают быть гранями одного целого. Культура все меньше встраивается в природу, а значит в данном аспекте все меньше становится культурой. Когда дело дошло до того, что, воздействуя на природу, не один человек, а все человечество само может совершить самоубийство, уничтожить жизнь - достигнуто такое господство над живой природой, явно превышает задание этого господства. Человек, который господствует над природой как властитель, выступает уже не столько как царь, сколько как тиран. Тирания же от царственности отличается беспредельным, внутренне никак не сдерживаемым насилием. Ничего свитооблаштувального в ней нет. Так или иначе она тяготеет к устранению объекта своей власти. Между тем другого, кроме природы, носителя в культуре нет. Она возможна только там, где активность человека направлена ??на природу. Вне природы культура является невозобновляемой. Она остается чистой, нефиксированной и неуловимой энергией (деятельностью). Деятельность, как нечто застывшее и определено в продукте, обязательно «нагружена» естественностью. Это очевидно в случае скульптора-строителя, литератора. Но певец или музыкант, добывают из себя или из инструмента звуки, тоже не обходят естественности. Вне колебаниям звуковых волн невозможны ни пение, ни игра на музыкальном инструменте. Сама по себе музыка остается движением содержания, никак не воплощенного и не выраженного. Так что естественности культуре не только не обойти, тем более не подавить или уничтожить. Ей этого не нужно. Конфликт между человеком и природой - это самоотрицание человека в варварство, а вовсе не культура. Последнюю относительно природы можно определить как принцип гармонии между человеком и природой.
Таким образом, культура - это такого рода гармония, допускает и даже предполагает преодоление чистой естественности самого себя и окружающего мира. До определенного предела гармония человека и природы в качестве культуры осуществляется в соответствии с определяющей ролью человека. Но эта роль меньше всего является человеческим произволом. Человек будто бы прислушивается к природе, угадывает ее неясные стремления и в результате оказывается, что это и есть то, к чему он сам стремится.


Предыдущие материалы: Следующие материалы:
Внимание!
Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.